ОБЗОРЫ

Историю гибели Сергея Михайловича Филина – нашего прадедушки мы узнали от своей бабушки Елены Ивановны Филиной, занимающейся вместе с учащимися Нижнекундрюченской школы поисковой работой и организовавшей музей в школе и клуб «Поиск».

Сергей Михайлович вместе с еще одним жителем хутора Бородиновского Раздорского (теперь Усть-Донецкого) района Василием Михайловичем Евлаховым были сброшены в шурф шахты имени Красина. И, что удивительно, его сын и внуки о жизни Сергея Михайловича знали очень немного.

Мы захотели узнать побольше о жизни и гибели своего прапрадедушки. Познакомились со всеми материалами о Шахтинском подполье, имеющимися в школьном музее. Ведь Филин С.М. и Евлахов В.М. были членами этой подпольной организации. Прочли книгу Валентина Ющенко «Вечный огонь». Побывали в хуторе Бородиновском и нашли, где они жили.

Направили запросы в ГКУ РО «ЦДНИРО» (Центр документации новейшей истории) и РГАСПИ (Российский государственный архив социально-политической истории).

Побывали в Усть-Донецком районном архиве и получили копии документов 1943 года по хутору Бородино: материалы нанесенного ущерба во время войны, справки на полицаев и старост.

Статья эта написана на основании всех этих источников.

Сергей Михайлович Филин родился в 1886 году в селе Окуневы Горы, Кавенсненской волости, Ливенского уезда, Орловской губернии. В 1900 году окончил сельскую школу. С 1901 по 1907г годы работал на литейном заводе Аксенова слесарем.

С 1907 по 1913 годы и с 1914 по 1917 годы служил на броненосце «Пантелеймон» (так стал называться «Потемкин» после восстания моряков). Работал электромонтером на литейном заводе Пастухова (станция Сулин, Донской области), в вагоноремонтной мастерской (станция Отрожка Юго-Восточной железной дороги). В октябре 1917 года вступил в члены ВКП(б). С 1918 года работал в станицах Нижнекундрюченской и Константиновской инспектором продовольственного комитета.

В 1927 году женился на Анисье Николаевне, а в 23 февраля 1928 года у них родился сын Владимир. В 20-е годы прошлого века работал председателем Семикаракорского райисполкома, секретарем Цимлянского райкома партии, заведующим государственным финансовым отделом города Сальска.

В 1930 году Сергей Михайлович заболел, и они с семьей переехали на местожительство в хутор Бородиновский Константиновского района, Северо-Кавказского края.

Пока не удалось найти документальное подтверждение его жизни с 1936 по 1942 годы и работы в городе Шахты. Но жили они с Евлаховым В.М. в одном хуторе почти рядом. То ли они уехали на работу в город Шахты или поддерживали связь только в хуторе Бородино, нам пока установить не удалось. Знаем только, что когда наши дедушка с бабушкой поженились, его жена, Анисья Николаевна, жила в небольшой хатке около трамвайного депо города Шахты.

Мы установили, что на броненосце «Потемкин» служил и участвовал в восстании 1905 года еще один член Шахтинского подполья Никита Иванович Гудков. А Тимофей Семенович Холодов перебрался во время арестов 1942 года в хутор Кузнецовский, Семикаракорского района. Штаб-квартира подпольщиков была оборудована в помещении паровой мельницы. Возможно, Филин С.М. с Евлаховым В.М. встречались с подпольщиками там. Хутор расположен не очень далеко от хутора Бородиновского.

Василий Михайлович Евлахова родился в 1907 году в хуторе Бородиновский. С 13 лет сирота. Отец – работник милиции, погиб при исполнении служебных обязанностей. Мать умерла от тифа еще в 1918 году. Воспитывался он у дяди, Петра Акимовича Золоторева.

В 1926 году вместе с женой Марфой Николаевной выехал на постоянное место жительства в город Шахты. Сначала работал на шахте имени Артема. А с 1930 и по июнь 1942 года – машинистом подъема на шахте «Ново-Азовская». Член партии с 1934 года.

Возглавлял шахтком, был народным заседателем. Один из организаторов строительства оборонительных сооружений вокруг города Шахты. Был призван в ряды Красной Армии, но по пути на фронт его вернули тайно назад в город, для организации подпольной работы в борьбе с фашистами.

Фашисты вошли в город Шахты 21 июля 1942 года. С немцами пришли в город румыны, венгры, итальянцы. Вся улица Советская и проспект Победа революции были сколько видно в оба конца, забиты машинами и повозками.

Весь город заполнился мундирами грязно-серого цвета, такими же пилотками и фуражками с германским орлом.

Часы надлежало перевести на два часа позже – приучали жить по берлинскому времени. С этим немецким временем была просто беда: радио не было, а часы шли, как им вздумается. А комендантский час, если не хотел иметь неприятностей с властями, надо было соблюдать.

Площадь имени В.И. Ленина стала называться Адольф-платц, улица Советская – Панцерштрассе, улица 3-го Интернационала (сегодня улица имени Ленина) – Флигельштрассе, Шевченко – Пехотная, Победа революции – Дойчештрассе, Красной Армии – Узкий, Пролетарская – Кривая. Остальные улицы и переулки получили дореволюционные названия.

Первой акцией германского командования в горняцком городе были расстрелы советских служащих, активистов, военнопленных. Этим занимались военная комендатура, гестапо и его вспомогательный отряд, жандармерия и полиция. Много дней подряд на рассвете в песчаных карьерах около станции Каменоломни, хуторов Поповка, Власовка, в районе Горного леса гремели залпы. Здесь фашисты совершали свое кровавое злодеяние.

В сентябре 1942 года городская управа в двухэтажном жилом доме (ныне дом №67 по проспекту Красной Армии) открыла школу. Согласно директиве в первых четырех классах должны были учиться дети до 11 лет. Дети же старше этого возраста отправлялись на работы. Обучение в школе ограничивалось чтением, письмом, счетом, изучением немецкого языка. Русский язык преподавать запрещалось. В городе начала издаваться газета «Шахтинский вестник», редактором которой была мадам Е. Воинова (из местных). Цена одного номера – 1 рубль. Шла идеологическая обработка населения. В газете публиковались клеветнические материалы на Советскую власть.

В августе с помощью старост и полицейских стали ежедневно выгонять трудоспособное население города на строительство военного аэродрома (за бывшей шахтой «Нежданная») и на восстановление участка железной дороги Каменоломни – Горная.

Фашисты, насаждая «новый порядок», требовали от населения участия в работах по месту жительства или с выездом в Германию. Через биржу труда было угнано в рабство 3500 жителей, преимущественно юношей и девушек в возрасте от 15 до 20 лет.

...Жизнь в оккупированном городе становилась все тяжелее. Водопровод бездействовал. За водой из центра города ходили на Лисичкино озеро, где на русском и немецком языках красовалось объявление: «Вода только для немецких солдат. Русские, берущие отсюда воду , будут расстреляны. Вода для русских на другой стороне».

Оккупанты оборудовали концлагери для военнопленных на территориях школ №5 и №10, на шахте «10 лет ЗИ». Территории лагерей по периметру были опоясаны в несколько рядов колючей проволокой. В лагерях был установлен жесточайший зверский режим. За малейшую провинность расстреливали без всякого предупреждения. Убитых и умерших хоронили здесь же, на территории концлагеря. Кладбище во дворе школы!

Решением горкома партии активные коммунисты были оставлены в городе для подпольной работы. А они уже, в свою очередь, привлекали в подполье верных людей. Первое задание они выполнили, взорвав шахту имени Воровского.

Членами подполья проводилась агитационная работа среди населения: листовки, беседы с людьми, пересказ сводок СовИнформбюро.

Саботаж всех акций фашистов по использованию населения: регистрация на бирже, отправка в Германию, принудительные работы. Вывоз сельхозпродуктов и сельскохозяйственного технического оборудования. Оказание помощи военнопленным советским солдатам и командирам (продукты, медикаменты, организация побегов, снабжение бежавших справками, как жителей города).

Взрыв шахт и поломка шахтного оборудования, саботаж в восстановлении шахт фашистами. Подпольщики не должны были дать фашистам восстановить угледобывающие предприятия. И в то же время было необходимо сберечь все, что можно для последующего восстановления шахт и заводов города.

Нам удалось найти в Усть-Донецком районном архиве документы 1943г года, которые были составлены после освобождения хутора Бородино от немецко-фашистских захватчиков.

Это заявления жителей и акты к ним в комиссию по нанесенному фашистами ущербу. Здесь мы нашли заявления Филиной Анисьи Николаевны и Евлаховой Марфы Николаевны о том, что их мужей Филина С.М. и Евлахова В.М. староста Сухоруков арестовал и доставил в Раздорскую комендатуру. Оттуда их отправили в гестапо в город Шахты. О дальнейшей их судьбе им ничего неизвестно. К заявлениям приложены акты за подписью двух соседей о том, что они подтверждают данные факты.

Так же здесь хранятся заявления жителей о том, что фашисты разграбили у них в домах и дворах. Продукты питания, посуда, одежда, обувь... Такое впечатление, что не только оккупантам было нечего есть, носить, но и их Германии!

После оккупации специальной комиссией было установлено, что в городе Шахты гитлеровцы замучили и расстреляли 13854 человека.

Уже после освобождения города, в апреле 1943 года, в песчаных карьерах около хутора Поповки были обнаружены трупы 94 человек, в том числе 71 военнослужащего, 20 рабочих, одной женщины и двоих детей четырех и восьми лет. На трупах были обнаружены следы фашистских истязаний и пыток: выбиты зубы, оторваны челюсти, разбиты черепа, трупы исколоты штыками.

Фашисты арестовывали целые семьи горняков.

Фашистские прихвостни предложили самый варварский способ умерщвления непокорных – сбрасывание живых людей в ствол шахты имени Красина! Такой способ гитлеровцы применяли во многих горняцких городах. Известно, что так погибли в Краснодоне многие из молодогвардейцев.

После героической смерти Ивана Клименко и Ольги Мешковой, которые схватили по одному фашисту и вместе с ними бросились в шурф, изверги стали осмотрительнее. У ствола соорудили специальный станок, состоящий из трех отсеков. Среднее отделение – конусообразная площадка, узкой частью обращенная к стволу. Жертв заводили на площадку, расстреливали и трупы сами падали в ствол... Были случаи, когда в ствол сбрасывали раненых и живых, в том числе и детей.

Сергея Михайловича Филина и Василия Михайловича Евлахова умертвили таким же варварским способом. Из материалов архива нам стало известно, что их арестовали в хуторе Бородино 30 декабря 1942 года. Староста Сухоруков отвел их в Раздорскую комендатуру. 1 января 1943 года они были доставлены в шахтинское гестапо, где подверглись нечеловеческим мукам.

В книге В. Ющенко «Вечный огонь» мы прочли, что Серегу Филина полицаи с утра били железными прутьями в караульном помещении, он харкал кровью. Когда в камеру втолкнули Василия Евлахова, он через силу сказал, что не выдал его.

А Василию Михайловичу на допросе полицай Зыков выдавил своими пальцами оба глаза. В этом он сам признался следователю, когда его арестовали уже после войны.

Незадолго до освобождения города на двух подводах к стволу привезли ребятишек из приюта. Автоматного залпа не последовало: двуногие чудовища сбросили детей живыми в шурф!

Кровь стынет в жилах от этих преступлений. Более 3500 человек сброшены в шурф шахты имени Красина.

Долгие годы после окончания войны донские чекисты разыскивали фашистских приспешников. И находили их под разными личинами в различных населенных пунктах огромного Советского Союза и соседних республиках. Все они понесли заслуженное наказание! Народные суды над ними были открытыми.

Е. Филина 

К печати подготовила 

О. Суходольская

Обязательно поделись с друзьями!

 


Усть-Донецкий информационно-тематический портал «УстьДонИнфо» Сетевое издание USTDON.INFO. Свидетельство о регистрации СМИ: ЭЛ № ФС 77 — 70131, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций 16.06.2017.

© Copyright 2015-2023, Все права защищены, при копировании материалов сайта активная ссылка на источник обязательна! Администрация не несет ответственности за нарушения авторских прав, все материалы содержатся на сторонних ресурсах.

Яндекс.Метрика

Back to Top